З рукописів Павла Рябкова

Олена Трибуцька,
начальник відділу інформації та використання документів Державного архіву Кіровоградської області
Газета "Народне слово", 01.03.2011 р., № 16 (2969), ст.6

(Усі авторські права на статтю захищено.
При передрукуванні та використанні матеріалу
посилання на Державний архів Кіровоградської області обов'язкове)

Історія Кіровоградщини надзвичайно цікава і змістовна.

У матеріалах рубрики «З архівної полиці», яка започатковується на сторінках «Народного слова», ми будемо висвітлювати історичну минувшину нашої малої батьківщини мовою архівних документів, які зберігаються у Державному архіві Кіровоградської області.

В основу наших публікацій будуть покладені документальні матеріали особових фондів видатних людей нашого краю: політичних і громадських діячів, письменників, науковців тощо. Згадані документи містять великий масив інформації щодо соціально-економічної, політичної, культурної історії Кіровоградщини з давніх часів і до сьогодення. Особливість їх полягає у тому, що зосереджені в них відомості (на відміну від інформації діловодних документів установ і організацій) є неповторними і нерегламентованими, матеріали здебільшого рукописні, що збільшує їх цінність як джерела оригінальної первинної інформації, яка не підлягала будь-якій цензурі. Сподіваємось, що «жива» історія краю, викладена у мемуарах, щоденниках, листах та інших документах особових фондів відомих краян буде цікавою нашим читачам незалежно від їх віку, статі, соціального стану та політичних переконань.

Сьогодні ми пропонуємо увазі читачів історичний матеріал з фонду унікальної особистості - історика, археолога, громадського діяча Павла Захаровича Рябкова, який свого часу обіймав посаду єлисаветградського міського землеміра, активно займався благодійницькою та просвітницькою діяльністю. У своїх рукописах, датованих 1910 роком, витяги з яких ми публікуємо нижче, Рябков висвітлює минувшину краю у контексті його історико-археологічної спадщини, цінність якої спонукала Павла Захаровича та його однодумців до створення музею, де мали зберігатися унікальні сакральні пам’ятки нашої степової Еллади.

«...Елисаветградское общество распространения грамотности и ремесел решило открыть музей общего характера...»

Прежде всего, наш музей должен быть отнесен к типу музеев провинциальных... Он будет обслуживать сравнительно небольшой район, преимущественно северную часть Херсонской губернии, так как южная обслуживается уже музеями Одессы и Херсона.

... Казалось бы, что нашему музею, особенно в области археологии, уже нечего делать, так как все ценное, достойное внимания науки более или менее уже собрано. Но это только кажется.

Музеи Киева, Екатеринослава, Одессы, Херсона не касаются нашего района, еще дальше от нас столичные музеи, они даже как бы обходят нас, не проводят здесь своих раскопок, не обращают внимания на археологические богатства нашего края. Мертвая рука, руководящая этими работами, приводит к тому, что памятники старины бесплодно погибают как для науки, так и для просвещения народа.

Елисаветград же в отношении к северной половине Херсонской губернии и сопредельным губерниям является значительным сельскохозяйственным, заводопромышленным центром, а также центром просвещения, население которого добирается до ста тысяч. Елисаветград вместе с тем очень счастливо помещен на поле происходивших доисторических и исторических событий, начиная из самых отдаленных времен до таких сравнительно недавних, как гайдамаччина, заселение края при Екатерине II, организация военных поселений, насаждавшихся Аракчеевым и центром которых был наш город. Не может быть сомнения в том, что наш край переполнен памятниками старины, особенно доисторической, в виде могильных курганов..., в которых теперь роются лишь хищные кладоискатели, обрекая их на неизбежную гибель.

А между тем в недрах уничтоженных курганов хранятся целые культуры разных племен и народов. Уничтожить курган – это все равно, что вырвать интересную страницу из истории нашего края, где уже за 3-4 тысячи лет до Рождества Христова жили люди с зачатками высокой культуры.

Наш край видел не только загадочных киммерийцев, скифов, сарматов, но и германцев, болгар, венгров, стоявших и тогда уже на довольно высокой ступени культуры и цивилизации. Все эти народы не могли, конечно, не оставить после себя следов в виде погребальных могил и целых некрополей, предметов и обычаев, физическом облике народа.

... Курганы, живописно разбросанные на наших меланхолических степях, манящие к себе своей чарующей таинственностью, разве не рассказали бы многого из того, что делал и как жил наш народ, возводивший их в честь и память своих покойников и богов? Не ответили ли бы они на многие вопросы, которые до сих пор остаются загадкой и требуют своих эдипов?

Еще на памяти некоторых старожилов на наших курганах стояло множество каменных изваяний, так называемых баб. О них бытовали легенды, им поклонялись. Когда одну «бабу» сняли с кургана, последовала четырехлетняя засуха.

«Бабам» приписывались разные чудеса: например, способность исцелять от лихорадки. Рассказывают, что одна старуха... носила к «бабе» своего 12- летнего сына, долго страдавшего лихорадкой. Пришла она на курган с сыном на руках раннею зарею, помолилась на восход, положила «бабе» грошей, паляницу хлеба, и с той поры сын исцелился...

Под давлением духовенства и администрации «бабы» начали исчезать с наших курганов. Церковный староста П.Д.Чечет мне лично передавал, что когда строилась одна церковь лет 25 тому назад, то крестьяне снимали с курганов «баб» и, разбивая их, закладывали в фундамент церкви и смотрели на это, как на богоугодное дело.

Если я так долго остановился на этих изваяниях, то потому, что в наших степях большинство курганов, с которыми и нашему музею придется иметь дело, относятся к эпохе курганных «баб», иными словами, под ними скрываются двойные и тройные погребения. Это не прочитанная еще страница большой археологической книги, куда в течение сотен и тысяч лет кочевавшие здесь народы вписывали свою историю.

... Конечно, в наших степях едва ли можно найти следы погибших прошлых цивилизаций с их древними городами, но и те скудные остатки, что имеются, носят в себе явные следы этих цивилизаций и культур, прежде всего, древнеарийской, затем греко-римской, монголо-татарской, готской, и, наконец, славянской.

... Я думаю, что нам есть что собирать, коллекционировать и изучать в устраиваемом нами музее по отделу археологии и антропологии...

Заметки по археологии. Аджамские камни.

Аджамка. 4 сентября 1910 года. Исследования проведены возле балки Репьяховой, впадающей в реку Аджамку.

Здесь же была откопана «баба».

Первое впечатление при взгляде на эти химерные камни то, что они не есть произведение рук человека, а, как говорится, игра природы. Следы действия падающей и быстро текущей воды несомненны. Вода шлифовала, сверлила дыры, оттачивала, придавая глыбе камня самые причудливые формы. Фантазия человека могла в этих формах находить сходство то с человеком, то с животным, то с каким- нибудь предметом.

Но есть камни, носящие название «баранчик», одной половиной напоминающие собою нижнюю часть человеческого туловища с бедрами, частью ног. Некоторая симметрия частей наводит на мысль, что здесь поработала рука человека. Что же касается места над животом, то здесь нет сходства с человеком: усматривается сходство с бараном, вернее, с головою барана.

Священник Коцарь утверждает, что все эти камни не что иное, как орнамент древнегреческого храма времен за 1500 л. до Рождества Христова, ... созданного человеком по задуманному плану и пр. Что сам храм стоял на склоне к балке Репьяховой, разрушился, и камни скатились в балку.

Крестьяне утверждают, что на горе у прорвы им приходилось откапывать части колонн, плит, правильно отесанных, но все это сваливалось в прорву и там засыпалось землею. Интересно, что подобного рода камней не найдено поблизости в этой местности.»

---