Павло Рябков: "Управа наша выше всего этого"

Олена Трибуцька, начальник відділу інформації та використання документів Держархіву Кіровоградської області
Газета "Народне слово", 07.04.2011 р., № 25, ст.8

(Усі авторські права на статтю захищено.
При передрукуванні та використанні матеріалу
посилання на Державний архів Кіровоградської області обов'язкове)


Газета "Народне слово", 07.04.2011 р., № 25, ст.8

П.З. Рябков (1848-1898), земський діяч, просвітитель, етнограф, був справжнім патріотом Єлисаветграда. Його діяльність була плідною не лише в царині просвітництва та благодійності, опікувався Павло Захарович також питаннями забудови та упорядкування вулиць міста, його санітарним облаштуванням. З пропозиціями та проектами щодо шляхів вирішення цих проблемних питань міського господарства Рябков неодноразово звертався до адміністрації міста. Наведені нижче витяги із його публікацій у газеті „Голос Юга”, рукопису „Из истории г.Елисаветграда”, звернення до єлисаветградської міської управи містять критичні, але цікаві факти з історії міста та життя його мешканців.

Із публікації „Все о том же” у газеті „Голос Юга”:

„Холеры у нас не будет! ” - сказал городской голова.

- Куда ей!? – ответили гласные и успокоились.

И вот мы видим, что вследствие этого олимпийского спокойствия на окраинах города появились холерные гнезда, дающие все новые и новые заболевания. К таким гнездам принадлежит местность за садом Лайера, то есть та местность, где устроена водокачка, питающая весь город водою. Почему холера свила себе там гнездо, не трудно понять. Пойдите и посмотрите, как там живут люди, что они едят и что пьют. Хотя они сидят у источника водопроводной воды, ею не пользуются. Здесь есть несколько колодцев, сильно загрязненных разного рода отбросами, - вот из этих колодцев население и пользуется водою. Это рядом с водопроводом, составляющим гордость наших отцов города.

Было бы слишком долго перечислять все окраины, где нет водопровода и население довольствуется колодезной и притом очень плохой водой. К таким окраинам принадлежат вся Балка, землянки около кладбища, «за кузнями», Катрановка, Кущевка, Завадовка, нижняя и верхняя часть Пермской по линии трамвая и часть Быковой.

В других городах при появлении эпидемии первым делом закрывают колодцы, прокладывают трубы и дают даровую водопроводную воду, а в Ростове даже кипяченую. Управа наша выше всего этого: она по-прежнему берет с богатого и бедного по копейке за 4 ведра, заставляя с коромыслом на плечах идти за версту за противохолерной водой.

Но может быть сделано что-нибудь для оздоровления города в виду давно ожидаемой гостьи? Да сделано.

Ассенизационный обоз не обслуживает домовладельцев по весьма уважительной причине: лошадей нет. Домовладельцы обзавелись всасывающими колодцами и загрязняют ту самую подпочвенную воду, которую пьют тысячи людей на окраинах города.

На базарах продается гниль (она в рундуках, не на виду), потребителем которой является все тот же обыватель Чечор, Солодких Балок и т.п.

Хлеб, съестные продукты продаются под открытым небом на занавоженных площадях, в подворотнях и в разноску.

Если к этому добавить знаменитый наш Ингул, то картина получится полная, удивительно красочная. Всем известно, что Ингул давно обратился в клоаку, куда валят все содержимое сорных ям, по берегам его красуются отхожие места, коровники, свинюшники, бани. Посмотрите, куда спускают свои воды и отбросы такие почтенные учреждения, как водочный завод Лайера, земледельческих орудий Эльворти? Вода из этого последнего завода, чтобы достигнуть Ингула, должна пройти по улицам чуть не через полгорода.

Вы видели когда-нибудь лягушек в Ингуле в пределах города? А рыбу? Правда, нет! И неудивительно! Никакое живое существо там не может выжить и часу. А между тем, в этой воде купаются люди, моют белье, берут воду для мытья полов, посуды. Теперь представьте себе, что будет, если вода Ингула будет захвачена холерными вибрионами!?

Но у нас холеры не будет, говорят Николаи Ивановичи, Иваны Николаевичи. На чем они основывают свои верования в неуязвимость Елисаветграда? Неизвестно. Прошлое этого города говорит противное. Елисаветград во все эпидемии и пандемии являлся наиболее уязвимым из всех городов Херсонской губернии. За все эпидемии с 1880 по 1893 год (за дальнейшие годы нет сведений) умерло в губернии одного только православного населения 59996 душ. Процентное отношение в уезде к общему числу умерших в губернии будет такое: в Одесском уезде 6,8%, Тираспольском 8,9%, Херсонском 18,6%, Александрийском 20% и Елисаветградском 29% .

Правда, в те годы не было еще в Елисаветграде водопроводной воды, но и теперь этой здоровой водой, как мы видели, пользуются далеко не все.

Начавшаяся эпидемия холеры в уезде приняла угрожающие размеры, она тесным кольцом охватила город и свивает себе гнездо не только на окраинах, но и в центре, антисанитарное состояние которого довольно всем известно”.

1911 рік.

---